При поддержке Фонда Развития Национального Туризма

Среда, 21 Сентябрь 2016 11:43

В чистом поле одиноко на меже берёза. Сегодня к ней тянется тропа, уходит вдоль ручья через мосток, и ты попадаешь на верхнюю часть улицы в Наговицыно.

Раньше, когда в Наговицыно стояла начальная школа, мимо берёзы бегала ребятня из соседней деревни Смольники.


Дебёсский район Удмуртии один из самых удмуртизированных районов. Здесь не стесняются записать себя удмуртом, здесь в ходу родной язык со всеми его атрибутами и обычаями.


Но именно здесь в Дебёсском районе в одночасье основались и прижились две деревни иного склада жизни, иных традиций и культуры.


Из Нолинского района Кировской ныне области более полутора веков назад переехали жить сюда многочисленные Скобелевы, Рыловы, Смольниковы - «Приехали ради лесу сюда…»

 


Наговицыно, русская по всем показателям деревня, с местными удмуртами долго не роднилась. Смольники – не то, что родниться с удмуртами, они и наговицынских-то парней не чествовали. Старообрдцы-беспоповцы они! В Смольниках-то! Приверженцы филипповской общины.

 

В Удмуртии недалеко от этих мест в Святогорье (ныне Красногорское), в Архангельском да в Старых Зятцах до полусотни селений филипповцев насчитывалось.


Старообрядцы общались с соседями, ходили в гости, сами изредка принимали гостей. Общим праздником, к примеру, была Троица. Но девок своих за «мирских» не выдавали.


Староверки и сами за грех считали  разговаривать с "мирскими" парнями и на игры в Наговицыно не приходили. Замуж они выходили только за парней своей веры: «В Наговицино мирские живут, поганые. Девщёнке никак нельзя с ними, нельзя пожениться».


Показательно, жители и Смольников и Наговицыно побаивались удмуртов, верили в их колдовскую силу. Удмурты же наоборот, «Русские могут «сделать», но самые страшные - староверы!»

 

Мы к той берёзе, что на меже, ещё в первый день на джипе подъезжали, когда табун от Смольников гнали домой.

 

 

Поутру я пешком, при солнышке на тропу вышел, до первого дома поднялся. Заколочен дом.

 

 

Но в саду порядок, малина подвязана, смородина огорожена.

 

Яблоки ломятся, и ветки не выдерживают, до земли опустились.

 

 

И не только яблоки, тёрн склонился, ягоды потрескались (правильно будет: тёрн и слива – это костянка, но, вкуснее: ягода).

 

 

Замечаю орешник. Вот диво! Здесь, в северном районе Удмуртии и орешник!

 

 

На окнах наличники резные, богатые. И даже разные – на двух один узор, на вторых – другой. Печь глинобитная сиротливо опалубкой осталась. Дом разобрали, а глина битая под дождём стекла да так в форме и осталась.

 

 

 

Машина-внедорожник, дети в гости приехали. Родители вышли, встречают. Дед колоритный старовер, один в один из фильма «Тени исчезают в полдень». Меня послушали, яблоками угостили.


Дома интересные – тянутся на пять приделов.

 

 

У второго придела нужник высокий, туалет по-простому. Вход в нужник изнутри, из придела. Я такую конструкцию жилья у себя на малой Родине помню, в Вавожском районе в русскоязычном Брызгалове. Много там у нас от вятичей сохранилось, от Малмыжского уезда.


И дворы! Такие дворы в Кировской области до сих пор увидишь. Вход в дом обязательно через крытый двор, всё под одной крышей.


И тротуары! Это не дань моде, это образ жизни. Опять же в Брызгалове завсегда тротуары были, и мы на велосипедах по ним гоняли, колесом меж досок попадая.

 

 


Местные жители, что встретились поговорить (мужики, не женщины), староверство своё не выставляют, с «мирскими» общаться не брезгуют. Поведали, что в конце семидесятых школьниками рассадили по огородам кедровые сосны. Те принялись и сегодня пушистыми шапками стоят как «девщёнки» на выданье, красивые и скромные.


Вверх по улице опять орешник, да богатый какой! Один куст домишко в два окна закрывает.

Но не простой домишко тот. Молельный. И вход «мирским» туда не положен.


Лет сорок назад пожар полдеревни снёс. Кто на старом месте отстроился, кто на другом берегу дом поставил. Посреди лиственница наполовину сухая память обо всём держит, за всеми наблюдает.

 

 

Сегодняшний дед, что с бородой, пацаном вокруг неё бегал. Она же, как стояла, так и несёт вахту.

 

Дождь, было, начался, да передумал. Я ж до Наговицыно успел вернуться. Там с прогулки верховой вернулись, к музею приготовились.


Рылова Галина Михайловна свой небольшой музей открыла, нас пригласила. На стене прямо смотрит знак десятника.

 

 

Такой медальон вывешивался на доме старосты деревни. Вот на доме деда Рыловой знак и висел.


И букварь. Ещё довоенный. Нет в нём «Маша мыла раму». Там про колхоз и труд. Насущные темы того времени.

 


Всё можно потрогать, в руки взять, шерсть для валяния сбить.
Хозяйкин кот Семён всюду сопровождает, за порядком приглядывает.

Уезжаем, он на завалинке. Щурится на солнце.

 

 Автор текста и фото: А.А. Кондратьев

 

 

Комментарии VK

 

Прочитано 1170 раз
Александр Кондратьев

Биолог, краевед, путешественник, главный энтузиаст проекта

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Источник