При поддержке Фонда Развития Национального Туризма

Оцените материал
(1 Голосовать)

 

Весна в полном разгаре лишь на календаре. Ночью мороз сковал редкие лужицы, автомобили в инее. Воскресный день середины апреля встречает тебя снегом и метелью. Солнце скрыто тучами, ощущение глубокой осени.Начинаем наш новый сезон путешествий. Путь лежит в южный район Удмуртии, где чудом сохранился, сквозь тернии откровенного противостояния и давления со стороны власти в недалёком прошлом, обычай защиты всех членов рода удмуртов.


Да, именно ответственность за каждого, пожелание здоровья и благополучия через обряд моления и жертвенную кровь своего, тотемного животного, и есть главное в исторически сложившейся традиции.

Духовная сплочённость, материальная помощь, единая поддержка всех и вся – это не на показ, этим не кичатся, не хвастаются.

Это образ жизни, это уверенность в твоих соседях, в их доброжелательности и бескорыстии.

 

Так сложилось исстари и продолжается сейчас.

Вспомните девяностые годы, когда экономика гнула и ломала сельскую жизнь, колхозы банкротили, поля зарастали. Сегодня близ Ижевска почти нет ни одного сохранившегося хозяйства – Постол, Норья, Подшивалово! Где колхозы? Где домашний скот? Нет их! Нет работы – нет … детей! Да! В сельских школах учеников наберётся всего лишь 40-50 человек со всей округи.

 

И возьмите удмуртские деревни, где традиционен родной язык, где уклад жизни не меняется годами в хорошем смысле слова. Где по-прежнему пасут домашних коров, и в школу ходят свыше ста учеников.

 

Мы с «Источником» впервые посетили Кузебаево год назад. Аккуратно, не нарушая заповедей, побывали в молельном месте. А затем, созвонившись, договорились о встрече и вновь приехали в этом году в апреле.


Перефразируя Шурика из «Кавказской пленницы»: «А я-то мечтаю записать какой-нибудь старинный обряд, а участвовать в нём, ну это было бы совершенно великолепно!», нам разрешили присутствовать во время обряда, мы прикоснулись к таинству, и мы, не ошибусь, испытали на себе его стороннее действо.


В прошлом году, находясь на территории святилища, оставили в дар духам нашу пищу – привезённые из Алнашей перепечи. А ещё мы увидели птицу.

И нам повезло – нашлись вещи, что неделю не могли сыскать, и с ночёвкой всё определилось именно как нельзя лучше.

Сейчас я долго не мог разжечь костёр - и дрова сухие, и в качестве опахала я безостановочно использовал полиуретановый коврик-сидушку. Ну, никак!

 

 

Пока мне не принесли огонь от жертвенного костра. Вот тогда наш костёр занялся, и каша, наконец, зарумянилась.

 

 

Мы не претендуем на полновесное описание всего обряда. Большая часть которого нам и не понятна. Более того, весь процесс пронизан таинством и молчаливым исполнением воли предков.

 

Главный жрец ВОСЯСЬ и три его помощника молча испрашивают разрешения начала священнодействия.

 

 

Затем молча шествуют в куала, куда посторонним вход запрещён.

 

 

Именно там в центре расположен жертвенный очаг. Именно там обращаются в безмолвной молитве к верховному божеству ИНМАРУ, испрашивая для своего многочисленного рода здоровья и благополучия.

 

  

Для ВСЕХ просят, окропляя жертвенной кровью огонь – символ охранителя родового и семейного благополучия и счастья.

 


Сваренную на костре кашу раздадут присутствующим, принесённый с собой хлеб освятят своими, неслышными нам, молитвами.

 

 

Эту же кашу в обязательном порядке увезут с собой и раздадут всем членам рода. Через кашу ты получишь защиту божества, намоленную жрецами.


Ты можешь принести свою утку и передать её в руки жреца (утка является религиозно-мифологическим почитанием у большинства финно-угорских народов). Индивидуально для тебя Восясь и его помощники проведут обряд жертвоприношения.

 

Именно им дано право в течение года общаться с высшими силами и просить за тебя покровительства. Для обретения духовной силы им переданы атрибуты ритуальной одежды – специальные пояса ПУТО и серебряный перстень.

 

 

По окончании ритуала общее моление в знак благодарности Инмару за принятый дар. Жертвенный костёр сжигает остатки трапезы, чтобы «дым поднимался кверху, к Богу, и он заметил, что мы молимся».

Капли кумышки вылиты в огонь, вымыта посуда и еловыми ветками убраны дочиста полы.

 

Утром, подъезжая к Кузебаево, мы «привезли» с собой совершенно февральскую метель.

Священная роща скрыта снежной мглой.

 

 

Мы предполагали трудности и были готовы следовать пешком весь путь. И здесь… мы увидели трактор, что выруливал из-за поворота.

 

Это был «наш» трактор, мы про него знали и глубоко в душе надеялись на его появление. И он появился! Одна фраза трактористу: «Мы были у Валентины Кузьминичны», и тракторист в ответ: «Это моя сестра». И мы были приняты – для нас опустили борт, поставили лестницу, поехали.

 

 

В течение времени, что находились внутри святилища, к нам отнеслись совершенно по-родственному. Напоили чаем, угостили кашей.

 

 

 

Мы внимали процесс, не упуская детали, молчали, когда нужно молчать и деликатно спрашивали про непонятное.

 

 

Полоса отчуждённости растаяла, мы говорили обо всём. Нас пригласили на июльский обряд, на Петров день, когда будет солнечно, тепло и много народа. Когда столы общественные полны угощений, и ты чувствуешь защиту своего рода через моление жрецов, через поддержку и признание Инмара.

 

Мы уезжали домой, а на обочине дороги сидели, провожая нас взглядом, незнакомые птицы.

 

Текст: А.А. Кондратьев

Фото: Александр и Влад Кумачевы

 


Читайте также:

Современное состояние священных рощ в Удмуртии

Святые места Удмуртии для исцеления души и тела


 

 

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями! Спасибо!

Комментарии VK

 

Прочитано 794 раз
Александр Кондратьев

Биолог, краевед, путешественник, главный энтузиаст проекта

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Источник