При поддержке Фонда Развития Национального Туризма

Воскресенье, 25 Февраль 2018 12:03
Оцените материал
(2 голосов)

В Дебёсах и стар, и млад может рассказать заезжим гостям легенду о том, что название села произошло от словосочетания «где бесы живут». Правда, легенда эта имеет три варианта.

В первом из них говорится о том, что когда удмуртов-язычников села Дебёсы решили обратить в православие, они упорно сопротивлялись крещению. Даже окрестившись, дебёсцы продолжали молиться своим богам и варить кумышку на Карасмёшке - так и поныне называют огромный, когда-то заросший глухим лесом лог, вершина которого примыкает с восточной стороны к горе Галанче, а устье подступает к улице Советской чуть пониже Больничной горы села Дебёсы.

 

Сколько ни старались священники дебёсской Николаевской церкви обратить их на путь истинный, ничего у них не получалось. И тогда якобы попы в сердцах махнули на дебёсских язычников рукой: что, мол, с них возьмёшь - это не люди, а бесы!

 

С тех пор будто бы и повелось называть наше село селом, где бесы живут. А произносимое скороговоркой словосочетание «где бесы» впоследствии превратилось в Дебёсы.

 

По другой версии однажды в Дебёсах будто бы ограбили золотуху» - почтовую карету с казной, которую везли в столицу с уральских заводов. Для разбирательства в село понаехали приставы да урядники.

 

Но сколько они ни пытали местных удмуртов, у них на все вопросы был один ответ: ничего не видели, ничего не слышали, ничего не знаем. И опять же в сердцах и плюнули на дебёсцев блюстители порядка, сказав: что, мол, с них взять - это не люди, а бесы какие-то...

 

В третьей разновидности легенды упоминается Воткинский заводЯкобы как-то воткинские работные люди подняли на заводе Бунт. Бунт тот подавили, и зачинщикам пришлось бежать за реку Шаркан - в верховья Чепцы. Здесь беглецы обосновались, обнеся скос селеньице высоким бревенчатым частоколом. Когда же на поимку беглецов с Воткинского завода сюда была послана команда солдат, то во время приступа укреплённого селения она наткнулась на ожесточённое сопротивление.

 

Каждый из защищавшихся, даже имея всего лишь топор в руках, без страха выходил против десяти вооружённых солдат. Тогда не выдержал воинский отряд, побежал. А когда он вернулся на Воткинский завод, то офицер, возглавлявший его, вынужден был доложить начальству: беглецов на Чепцу победить нельзя никак - они не люди, а бесы.

 

В трёх вариантах легенды отразились три важнейших события истории села Дебёсы XVIII века.

 

Во-первых, дебёсцы, принявшие православное крещение в 1741-1742 годах на формальной основе, действительно несколько десятилетий активно сопротивлялись попыткам священников дебёсской Николаевской церкви искоренить язычество. В 1774 году они даже присоединились к пугачёвцам, обещавшим им возврат к прежней языческой старине.

 

Позиции православной церкви среди дебёсских удмуртов стали укрепляться только в 1820-е годы. Тогда в Дебёсах была построена каменная Троицкая церковь. Новый штат её расширили и утвердили из трёх причтов. Кроме того, под рукой у священников в эти же годы (с 1822 года) появилась реальная для принуждения к православной вере сила - достаточно многочисленная воинская команда Дебёсского конно-этапного пункта. Хотя полицейские функции в её обязанности не входили, но угроза применения силы всегда была налицо.

 

Во-вторых, с 1754 года, после упразднения Верхотурской таможни, официально утверждённая дорога в Сибирь стала проходить по северной Удмуртии. В том числе через Дебёсы. В результате для нужд почтовой службы (заготовка овса и сена для почтовых лошадей) стали отнимать придорожные пашни дебёсцев.

 

Дебёсцам всё это пришлось не по нутру. Они продолжали тишком пользоваться своими бывшими земельными участками. Вот и получалось, что таким образом они «грабили» государеву казну. Впрочем, почтовые кареты с казной с уральских заводов, которые направлялись в Москву и Санкт-Петербург, если верить старожилам, действительно в народе назывались «золотухами». Правда, сегодня уже никто не знает: может быть, дебёсцы и в самом деле когда-то около Дебёс почтовую карету ограбили.

 

В-третьих, в январе 1774 года в Дебёсах побывали пугачёвцы небольшой отряд работных людей Боткинского завода под руководством крестьянина Сивинской волости Фёдора Калабина-Шмоты. Фёдор Шмота намеревался пополнить свою «шайку бунтовщиков» дебёсскими удмуртами.

 

Затем он должен был ударить в тыл достаточно сильной группы правительственных войск во главе с управителем Воткинского завода Клепиковым в деревне Полозове (населённый пункт Большесосновского района Пермского края; расположен недалеко от Воткинска). Хотя отряд воткинских работных людей и дебёсцев выполнить поставленную перед ними задачу не подоспел - Клепиков чуть ранее сам перешёл в наступление, - но память об этом ярком событии среди жителей Дебёс, как видим, сохранилась надолго.

 

Любопытно, что удмурты, по всем свидетельствам учёных и путешественников, проезжавших через их территорию в XVIII пеке, - это очень кроткий и незлобивый народ, готовый безропотно стерпеть любое притеснение.

 

Легенда же о дебёсских бесах и её историческая подоплёка полностью опровергают такое утверждение.

 

Доклад краеведа Павла Роготнева специально для краеведческой конференции по истории Сибирского тракта в п. Тугулым Свердловской области.

 

Прочитано 1465 раз
Другие материалы в этой категории: « Путешествие в Республику Удмуртия Колхоз «КОЛОС» »

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Источник